Почему Бог не ест пироги |

Почему Бог не ест пироги

pies-1090058_960_720

Как-то жизнь забросила меня в удивительное место. Дело было во время моей командировки, а тем самым удивительным местом оказался город Нижний Новгород. Надо сказать, в город этот и его жителей я влюбилась сразу и надолго: местный ритм жизни чрезвычайно способствовал успокоению измученной столичной суетой нервной системы, люди же местные были необычайно приветливы.
Так, пробыть в этом замечательном городе мне предстояло чуть более недели. Ввиду того, что съемки проходили в основном на открытом воздухе, снимали мы в так называемые «режимные часы». В обеденное время мне удавалось погулять по городу и посмотреть кое-что из местных достопримечательностей. Компанию мне с удовольствием составляла Наталия Павловна — местная жительница, близкая подруга матери одного из наших операторов.
Наталия Павловна большую часть своей жизни проработала в местной библиотеке, была дамой очень начитанной, о местных памятниках культуры знала многое и радовалась всякой возможности этими знаниями поделиться. Мои коллеги, однако, такого яркого интереса к достопримечательностям не испытывали ввиду большой усталости, и при очередной попытке Наталии Павловны пригласить их на познавательную прогулку, с необычайной радостью «подсунули» ей меня. Я же была благодарна своему коллегам чрезвычайно: Наталия Павловна приняла меня, как родную, устраивала мне персональные экскурсии по местным достопримечательностям и непременно угощала вкуснейшими обедами. В один из дней за обедом к нам присоединилась дочка Наталии Павловны Людмила и ее внучка, дошкольница Машенька. После прогулки мы уселись за стол, готовясь уплетать борщ.
Наталия Павловна была женщиной верующей, но, что весьма похвально, взглядов своих никому не навязывала. Единственное, перед едой произносила вслух недлинную молитву. Так было и в этот раз. Маленькая Машенька с любопытством вслушивалась в слова бабушки. Людмила была не столь религиозной, поэтому во время чтения предпочла просто сидеть молча. Машенька же, наоборот, начала активно ерзать на стуле и морщить лоб, на котором явно выдавались следы глубокого детского размышления.
Дождавшись окончания молитвы, Машенька задала непосредственный детский вопрос:
— Бабушка, а за что ты сказала спасибо Боженьке? Это же не он обед готовил!
— Все, что мы кушаем, Машенька, Боженька и создал! — с улыбкой ответила Наталия Павловна, — и тебя создал, и меня, и весь мир.
Казалось, все было расставлено на свои места, и можно было приступать к трапезе. Однако, Машенька, выдержав паузу примерно в минуту, продолжила расспросы:
— Бабушка, а почему Боженька сам никогда ничего не ест?
От такого вопроса Наталия Павловна впала в растерянность, на ходу соображая, как объяснить смысл молитвы ребенку.
— Значит, не хочет! — сурово ответила Люда, — Давай-ка, лопай!
На этом разговоры о Всевышнем затихли. По крайней мере, на время обеда. Борщ быстро закончился. Меня начало клонить в сон, Машенька принялась скручивать пальцами угол расстеленной на столе клеенки.
— Мам, поставь чайник, я нам курник принесла! — попросила Люда, доставая из сумки курник, который тут же был ею поделен на четыре куска. Мы вновь уселись за стол, Наталия Павловна разливала чай. Вдруг Машенька, схватив свой кусок, залезла под стол. Рассерженная Люда ни уговорами, ни угрозами не смогла выманить дочурку из-под стола. Девочка все-таки вылезла, но лишь после того, как последняя крошка куска курника была ею прожевана.
— Ну и зачем надо было лезть под стол? Что, за столом никак не сидится? — сердито спросила Люда.
Машенька, насупившись, логично обосновала свой поступок:
— Мамочка! Сколько нас, столько и кусков пирога!
— Ну и что?
— А вдруг Боженька бы сейчас согласился взять кусочек? Я самая маленькая, мне точно бы не досталось!
Мы с Людой рассмеялись, и лишь Наталия Павловна застыла на месте, видимо, обдумывая, как объяснить внучке, почему Бог не ест пироги check this.