Песочный замок |

Песочный замок

pesochnyj-zamok

Песочный замок

Было раннее летнее утро, вовсю сияло на небе солнце. Однако жители посёлка вблизи Анапы только-только начали просыпаться. Сегодня раньше взрослых заёрзал в своей кроватке дошкольник-непоседа Митька. Митьке предстояло увлекательное приключение, которого он ждал с нетерпением. Вскочив с постели, Митька второпях споткнулся о тапок и, пролетев почти полметра вперёд, сшиб собой журнальный столик. Столик повалился на бок. Грохот донёсся до кухни, в которой хлопотала мама, готовя завтрак для собиравшегося на работу папы.
— Митенька, что случилось? – испуганно спросила вбежавшая в комнату мама.
— Ничего! – буркнул в ответ Митька, почёсывая шишку на лбу.
— Слонёнок ты мой, — вздохнула мама, приподнимая журнальный столик.
— Я сам! – сердито сказал Митя, схватив края столика, — лучше сделай мне тоже завтрак. У меня дел много.
— Что за дела на заре, деловой ты мой? – с умилением спросила мама.
— Мы с Танькой замок идем строить!
— Не рановато собрались?
— Не рановато! – серьёзно заявил Митька, прихватив со стола рисунок будущего замка.
— Никаких замков, пока не поешь! – сердито сказала мама.
— Ладно! Сейчас иду! – ответил Митька.
Быстро натянув на себя шорты с футболкой, Митька потопал на кухню, предварительно сунув в карман шорт аккуратно сложенный рисунок.
Тем временем на другом конце посёлка, в комнате небольшого частного домика в своей кроватке тихо и сладко посапывала Танька. Ещё вчера сгорая от нетерпения начать строительство песочного архитектурного шедевра, теперь девочка, казалось, совсем не собиралась подниматься и тащиться на побережье ни свет ни заря.
— Пшшш! Танька! – раздался тихий голос под окном девочки.
— Танька! Выходи! – вновь позвал голос за окном, на этот раз чуть громче.
Поняв, что усилия его напрасны, Митька принялся сооружать подставку, чтобы влезть в окно. Всё, что удалось найти в саду – это старый стул, стоявший между грядок с морковкой и свёклой.
— Сойдёт, — сказал себе под нос Митька, таща стул под окно. Но стоило ему взгромоздиться на стул, как одна из ножек предательски треснула, и мальчишка шлёпнулся прямо на бетонную отмостку.
— Уй-я! – запищал Митька, потирая ссадину на коленке. Однако просто так сдаваться он не собирался. Подложив под надломанную ножку стула булыжник, Митька наконец влез в окно и пробрался в комнату к Таньке.
— Вставай, соня! – проворчал Митька, пихнув Таньку в бок.
В ответ она лишь угукнула во сне и перевернулась на другой бок.
— Танька! А ну вставай сейчас же! – потребовал Митька.
— Я спать хочу! – заныла Танька.
— Тьфу… Ну и дрыхни! – отрезал Митька, — я без тебя замок построю!
— Неееет! – заревела в голос Танька, — я тоже хочу замок строить!
Митька развёл руками:
— То спать она хочет, то строить… Рёва-корова!
Тут дверь в комнату распахнулась: на плач внучки примчалась бабушка.
— Митька! Батюшки мои… Ты чего это в такую рань на ногах? Ты как в комнату-то попал? В окно, что ли, влез?
— Здрасьте, баб Кать, — начал Митька, — мы с Танькой договорились на заре пойти замок строить, а она проспала. Я вот влез, чтоб ее разбудить, а она знай себе ревёт…
— Ох ты ж горе луковое! – засмеялась бабушка, — ну что ж ты, Танюша? Раз слово дала – так или иди помогай, или извинись и не реви!
Бабушка Таньки была человеком очень пунктуальным, а потому старалась воспитать у внучки чувство ответственности и привычку держать своё слово.
— Так ты пойдёшь или будешь сидеть и реветь? – строго спросила баба Катя.
Танька молча закусила губу, слезла с кровати и, вытирая сопли, потопала в ванную.
— Митя, может, тебе пока чайку налить? Ты кушал? – любезно поинтересовалась бабушка.
— Спасибо, я дома поел, — сказал Митька,- пусть Танька лучше быстрее завтракает, да мы пойдем.
— Ну тогда посиди, подожди, — ответила бабушка.
Танька быстро перекусила, после чего ребята засобирались.
— Только к одиннадцати вернитесь, а то сгорите под солнцем, чего доброго! – предостерегла бабушка, — Таня, ведёрко с лопаткой возьми на крыльце!
Танька и Митька, вооружившись ведёрком и совочками, отправились на стройку.
Дорога к морю не заняла много времени, благо посёлок, в котором находились дома Митьки и Таньки, располагался в четверти часа ходьбы от побережья.
— Ну что, здесь будем строить? – спросила Танька, когда дети подошли почти к самому пляжу.
— Нет, давай отойдём подальше, — ответил Митька, — тут народу слишком много будет днём, сломают всё!
— Угу! — промычала Танька.
Ребята отошли чуть дальше, к холму, у подножия которого, как правило, отдыхающих было немного: деревья отбрасывали тень на песок, и загореть там было трудновато.
— Вот тут будем строить! – уверенно сказал Митька, выбрав подходящее место, — иди воды набери!
— А чего сразу я – воды? – возмутилась Танька.
— Хочешь ров копать? Ну, валяй! – предложил Митька, хитро ухмыльнувшись.
— Нет уж, сам копай! Лучше я за водой! – буркнула недовольно Танька.
Взяв ведро, девочка отправилась черпать воду, в то время как Митька принялся лепить основу будущего замка и копать вокруг площадки ров.
— Вот! – сказала Танька, таща ведро воды.
— Где ты ходишь? Без воды работа стоит! – сердито сказал Митька.
Стройка продолжалась несколько часов. За это время замок несколько раз кардинально менял облик: обрастал всё новыми и новыми башнями и барельефом из валявшихся повсюду ракушек. Ребята собрались было порадоваться своему архитектурному шедевру, как вдруг закапал дождь.
— Ой, ой, ой! – закричала Танька.
— Опять ты реветь… Ну-ка, быстро беги за зонтиком! Я пока хоть ведро подержу! – приказал Митька.
— Я сейчас! – крикнула Танька, да так припустила с пляжа, что только пятки засверкали.
Вернулась она через полчаса с намазанными зелёнкой коленками и вся в слезах. Зонта при ней не было.
— Где тебя носит? И где зонт? – крикнул с недоумением Митька, который успел к тому моменту основательно вымокнуть.
— Ба-а-абушка не разрешила брать зонт! – завопила Танька, — велела нам идти домой! А-а-а-а-а!
— Ох, уж эти девчонки! – зашипел от досады Митька, складывая в ведро совочки, – Ладно, пошли! Замок всё равно развалился от дождя, пока кто-то зонты носит!
По пути домой ребята не разговаривали друг с другом. Танька продолжала тихо всхлипывать. Наконец дети подошли к крыльцу Танькиного дома.
— Хватит реветь, плакса! Надоела! – рявкнул Митька, потеряв терпение.
В доме ребят уже ждали Танькина бабушка и Митькина мама.
— Да не волнуйтесь, Вы оставьте его одежду, да ступайте спокойно по своим делам, — успокаивала Митькину маму баба Катя, — сейчас в ванную пойдут, согреются, а я их потом накормлю и переодену. Митенька вечерком придет домой.
— Спасибо Вам огромное! – сердечно поблагодарила бабушку мама, — И смотри, Митя, чтобы в восемь был дома!
— Ладно, — проворчал Митька.
Митькина мама вышла, а дети, напарившись, уселись обедать, закутанные в банные полотенца.
— Сейчас пирожки будут! – с заботой сказала бабушка.
— Я не буду! – отрезал Митька. Он был не в духе.
— Это почему? – поинтересовалась бабушка.
— Ничего я больше не хочу! Столько работы, и всё рухнуло! Дождём смыло!
— Ва-а-а-а—а-а-а! – завопила Танька, вспомнив о разрушенном стихией замке.
— Из-за тебя нет никакого настроения, – крикнул Митька, — полдня уже ревёшь!
— Ва-а-а-а! – еще громче продолжила Танька.
Митька закрыл уши.
— Сейчас прямо в полотенце домой уйду! Не могу больше её слушать! Мало того, что из-за неё замок размыло, ещё и ревёт!
— В чем же Таня виновата, Митенька? – спросила бабушка, — дождь ведь не из-за неё пошёл!
— Да она зонтик не могла принести!
— Ну а почему же ты сам за ним не пошёл? Ты же хотел быть главным строителем, ответственным за стройку замка? А главный всегда ответственный!
Митька прикусил губу.
— А чего она все время ревёт? – фыркнул он в сторону Таньки.
— Ревёт, потому что переживает. Правда, при этом никого другого ни в чём не обвиняет, — строго сказала бабушка.
— Я тоже не обвинял! – сказал Митька, надувшись.
— Ну да! А кто только что припомнил зонт, за которым сам идти не захотел?
Тут сам Митька захлюпал носом.
Танька встала с места, высунула из-под одеяла худенькую ручку и молча принялась гладить Митьку по голове. Митька немного поутих.
— Не плачь, Митька! Дождь пройдёт, мы замок ещё лучше построим! – сказала Танька, продолжая утешать напарника.
Митька встал и, повернувшись лицом к стене, опустил глаза в пол.
— Извини меня, — буркнул он, не оборачиваясь к Таньке.
Танька молча улыбнулась.
— Так пойдём после дождя новый замок строить?
— Пойдём. Только ты не реви!
— Не буду!
Вдруг лицо Таньки словно засияло. Её посетила великолепная мысль.
— Митька! А давай нарвём пальмовых листьев, прикрепим их на палочки, да сделаем замку зонтик? – предложила она.
— Молодец, Танька! Давай! – загорелся Митька.
— Ну вот, другое дело! – с одобрением сказала бабушка. — А теперь – к столу!
— Но бабушка! – хором завопили ребята, — мы же замок должны идти строить!
— Нет, ребята! На сегодня хватит замков!
— Ну бабушка!
— Ну-ка, садитесь! Дождь едва закончился, сейчас снова пойдёт. Вон тучи какие тёмные!
Митька с Танькой глянули в окно.
— А как же мы будем строить замок?
— Замок из песка вы завтра пойдёте строить, — сказала бабушка, — а сегодня вы гораздо более важный замок построили.
— Какой? Где он? – наперебой стали спрашивать ребята.
— Он – в вас самих! – ответила бабушка.
Ребята с удивлением переглянулись.
— Вы построили замок настоящей дружбы! – заключила бабушка.